Судьба сантехника Мартынова

Юмористические рассказы, анекдоты о сантехниках, электриках, сварщиках, слесарях и других мастерах рабочих специальностей.

Модераторы: Afonya, hashmelator

Сантехадмин
Сообщения: 7199
Зарегистрирован: 23.12.2006
Откуда: Россия, Москва
Возраст: 47
Контактная информация:

#1 Судьба сантехника Мартынова

Сообщение »

Вообще-то, некогда, так пару столетий назад, институт стоматологии со всеми своими лабораториями и научными отделами был перспективным и процветающим учреждением, но ныне его обитатели всё больше слонялись по просторным его коридорам без дела и, лишь очень изредка кому-либо из счастливчиков удавалось-таки урвать заманчивые проекты со стороны.
Репрезентанты же автоматически становились и испытуемыми, поскольку общественные организации по защите братьев меньших добились-таки полного запрета, на какое бы то ни было участие животных в любых исследовательских мероприятиях даже и с самыми научными, и благими целями.
- Анализы! Анализы, батенька, нужны ваши анализы и побыстрей, пожалуйста, - оторвавшись от инструкции вдруг громко произнёс заведующий, обратившись к Бахметову.
- Андрей Вячеславович, так там у нас в "00" сантехник всё ещё прокачкой занят, вот и задержка приключилась с анализами, - оправдываясь пояснил старший ассистент.
Взгляды присутствующих устремились на дверь с табличкой "00". На дисплейном табло над дверью высвечивалась красная надпись "ЗАНЯТО".
- И давно он там? - спросил заведующий у ассистента и, не дожидаясь ответа, продолжил: - Давайте пока под рентген его и кровь на биохимию ну, а прочее там, потом...
Справа и слева от двери с надписью "00", ближе к углам просторного помещения лаборатории, располагались ещё две двери. На опознавательной табличке одной из них было начертана надпись "0-Т", а на второй - "X-R". На дисплеях над обеими дверьми светились зелёные надписи "СВОБОДНО".
Старший ассистент взял Бахметова под руку и завёл в кабинет с надписью "Х-R". На дисплее высветилась красная надпись "ЗАНЯТО".
Накрепко зафиксированный в рентгеновском аппарате Бахметов с нескрываемой тревогой пошарил глазами по комнате, видимо, как бы с надеждой выискать на стене спасательный круг на случай какой-либо непредвиденной аварии окруживших его механизмов. Старенький "Трофи" поскрипывая начал вращаться вначале вокруг головы Бахметова, затем, опускаясь ниже - шаг за шагом просканировал своим невидимым лучом всё его тело. Размещённый сбоку от рентгеновского аппарата принтер послушно вырисовал черно-белый костлявый образ исследуемого.
Старший ассистент с рулоном бумаги в руках и бледный уже с лица Бахметов, вышли из кабинета.
Дисплей над дверью "Х-R" вновь высветил надпись "СВОБОДНО".
- Вот, Андрей Вячеславович, скелетик-с... Готов! - с нескрываемой радостью в голосе от удачно получившейся рентгенограммы, произнёс старший ассистент и, развернув рулон, уложил его на стол перед заведующим.
- Т-а-а-к, батенька... прекрасненько... Ну, а теперь сюда, пожалуйста! - сказав это, Андрей Вячеславович указал Бахметову на экспресс-анализатор. - Сейчас вот и кровушку отсосём, так сказать...
После последних слов заведующего Бахметов вдруг резко и окончательно побледнел, полностью слившись в тон с надетым на него белым халатом, и упал навзничь посреди комнаты.
В этот самый момент дверь с двумя нулями открылась и из комнаты облицованной белоснежным кафелем появился красноликий и вспотевший сантехник Мартынов.
Надпись над дверью "00" сменилась на "СВОБОДНО".
- Порядочек! Полный порядочек, господа! - воскликнул Мартынов, и увидев лежащего на полу без чувств Бахметова, изумленно продолжил: - Ну вы дохтора и даёте! Это ж нада ж так с человеками-то... что ж вы его так-то замучили бедолагу?!
- Да никто его и не мучил ещё, - оправдываясь, сказал старший ассистент. - Хлипкий народец пошёл, а ещё инженер... изобретатель! С него кровь нужна на анализ, а он вон кувыркается, почём зря, при одном только упоминании.
- Это так да! Хлипковат пошёл нынче народец. И это точно... Инженер ни наш брат работяга. Им есь чё не то, так зараз и в ауте. Небось, и по мордам-то никогда не давали?! Я даже вон Нинку свою жену, стало быть, как ток ни прикладывал... Бывало сгоряча и чем нипоподя охаживал, а акромя зубов протезных - так всё целёхонько и как на собаке на ей затягивает!
А нас-то Мартыновых, так батя вообще ток в строгостях и держал, зато вот сейчас со здоровьем - как у космонавта закалка! Хош цельный литр опустошу неразбавленного и ни в одном глазе!
- Ну-у... прям уж и литр?! - усмехнулся заведующий, по всему, знающий толк в неразбавленном.
- Вот лучше чтоб ни не верить, нацедили бы, лучше б... А то у вас там я дерьма откачал как на Сириусе. Меня вон в запрошлом годе туда командировали основную трубу сброса прокачать, так им хоть простительно там - в невесомости-то... Однако прадиз... дизфицироваться-то завсегда - и там в космосах, и на Земле нелишне будет после такой работёнки-то.
- Ну да ладно, и то, правда, хорошо сработал! И дезинфекция не помешает тоже. Афанасич, распорядись-ка! - скомандовал ассистенту заведующий, но вдруг как бы вовремя опомнившись или что-то вспомнив, резко вставил:
- Подожди-ка, подожди-ка, Афанасич, с дезинфекцией... А что, правда, на Сириус летали?
- Летал! А что это так вдруг - "подожди"?! - ответив с нескрываемой гордостью, но затем с полным недоумением переспросил сантехник Мартынов.
- Я ж после стакана любые перегрузки даж ещё и дольше выдерживаю.
- Да нам от тебя, друже, не перегрузки нужны...
Андрей Вячеславович еще некоторое мгновение стоял молча, склонив голову, над всё ещё находившимся в бессознательном состоянии инженером-изобретателем и, то и дело, переводил свой опытный взгляд с бесчувственного Бахметова, на сантехника Мартынова.
Ассистент тем временем всё же нацедил-таки из бутыли почти под самый край стакан спирта и поставил его на стол.
- А что вот если мы вас, товарищ Мартынов, цааноплантируем? Как вы насчет такого предложения? - Не обращаясь напрямую к сантехнику Мартынову, а как бы вопрошая у самого себя, произнёс заведующий.
- Цааано... Что? - Мартынов насторожился.
Не ответив на вопрос, заведующий принялся быстро расхаживать из стороны в сторону по комнате - вдоль стола, лежащего навзничь Бахметова, экспресс-анализатора... но и совершенно при этом не обращая никакого внимания на всех присутствующих. По всему было видно, что в его учёной голове уже зародилась какая-то новая идея.
- Сантехники мы... отец мой, Антон Поликарпович, сантехник, дед Поликарп... - вдруг забормотал ничего не понимающий и ещё пуще прежнего раскрасневшийся Мартынов. И, видимо, всё же почуяв что-то неладное, его газа с тревогой забегали по комнате, а рука самопроизвольно потянулась к стоявшему на столе стакану со спиртом.
- Давайте-ка лучше дизфицироваться и всё... пойду я уже, пожалуй, - очень тихо сказал Мартынов и сделал шаг к столу.
Тут-то вот и проявилась выработанная столетиями в стенах именитого института закалка кадров. Ассистенты для того и ассистенты, чтобы вовремя уловить недосказанное и завершить недоделанное руководителем. Афанасич по-дружески ловко подхватил Мартынова под руку, а затем, потрепав его по плечу, положил руку на шею и многозначительно провозгласил:
- Понимаете, коллега... да-да! Не побоюсь этого слова - коллега! Вы человек видно по всему крепкий, не то, что некоторые, - сказав это, он перевёл взгляд на лежащего Бахметова и продолжил: - так вот судьба распорядилась именно так, что нам с вами предстоит воплотить в жизнь величайшее открытие которое в недалёком будущем спасёт всё человечество. Видите ли, уважаемый... Наш, так сказать, репрезентант на некоторое время оказался недеятельным, а машина, так сказать, уже запущена и отступать нам уже некуда...
Старший ассистент, видимо, хотел ещё продолжать и продолжать сотрясающую сознание Мартынова речь, но тот вдруг неожиданно его прервал:
- А можно я позвоню жене? Она у меня тут же рядом, на этажах трудится... Так... На случай на всякий...
- Звоните... Хотя, для нашего эксперимента требуется только ваше согласие, - ответил старший ассистент с лёгкой досадой и слегка расстроенный, незаконченностью своей речи.
- Да! Да, пусть присутствует тоже, может быть, и ей больше протезы не понадобятся. Если всё пройдёт удачно, повторим для утвердительности, - вставил заведующий, вернувшись из собственных мыслеобразов.
Мартынов быстро набрал местный трёхзначный номер и после короткой паузы возбуждённо закричал в телефонную трубку:
- Нина, ты?! Нина, зайди в РАДЛАБ на четвёртом скоренько. Они меня тут цааано... тьфу, чёрт... вмантировать куда-то хочут. Короче, человечество спасать нужно!
- Да не волнуйтесь вы так, уважаемый, - ободрительно похлопывая по плечу, успокоил Мартынова заведующий и продолжил разъяснения: - Не вмонтировать, а цааноплантировать - это, во-первых... Тут вот нам инженер своё изобретение принёс, толковое изобретение, знаете ли, но сам вот не дюж оказался, видать доконали его ночи бессонные и скитания, слабоват знаете ли... А ведь сами понимаете, что для великих дел и люди нужны великой... недюжинной, так сказать, силы!
Последние слова заведующего, очень уж пришлись по душе Мартынову и он, практически, уже был согласен на любой эксперимент, хотя ещё так и не понимая - что именно от него потребуется, но всё же уверенно согласился:
- Согласный я! - утвердительно произнёс сантехник Мартынов. - Куда лететь прикажите?
- Лететь на этот раз никуда не нужно, всё будет произведено прямо на месте.
- Ну, если уж и лететь никуда не надо и всё на месте... то дизфицироваца-то вначале нужно, это уж точно! - с настойчивой категоричностью произнёс Мартынов и вновь вонзился взглядом в налитый стакан.
- Непременно, батенька, непременно! Но вначале кровь нужно сдать на анализ, чтобы так сказать ошибочные данные не вкрались какие, - сказал заведующий и подвёл, держа под руку, Мартынова к экспресс-анализатору.
- И, пожалуйста, переоденьте-ка его скоренько, - обратился тут же к ассистенту заведующий.
- А этого-то куда? - спросил Афанасич, стягивая с Бахметова халат и по-прежнему оставляя лежать на полу голое, но уже розовеющее жизнью тело.
- Вон на кушетку пока его, пусть голышом попроветрится... быстрей очнётся, - бросил в ответ заведующий.
Сантехник Мартынов было сделал шаг в сторону старшего ассистента, неловко пытающегося переложить бесчувственное тело Бахметова на кушетку, но заведующий резким движением остановил его:
- Не нужно! Не нужно, батенька, мы уж сами справимся, а вы вот пока раздевайтесь, уважаемый, и халатик вот... - Заведующий взял у Афанасича белый халат с красным крестом на груди, который ещё не так давно украшал Бахметова и, передал его Мартынову.
Оба врача принялись перекладывать бесчувственное тело первого несостоявшегося претендента, на кушетку располагавшуюся у входной двери.
Сантехник Мартынов снял свой чёрный не первой свежести халат, расстегнул рубашку, крепкой заскорузлой рабочей рукой скребанул волосатую грудь и затем вдруг, видимо воспользовавшись замешательством медиков, быстро подошёл к столу и с возгласом: "а-ах-х ты... ядрён- матрён.." - махнул рукой и залпом опрокинул содержимое стакана себе в рот.
- Ну-у... Ах ты окаянный! Нуте-с, гляньте-ка на него, даже и на минуту оставить нельзя, - аж взвизгнув, раздосадовано выкрикнул Афанасич, увидев как Мартынов опустошил стакан со спиртом. - Андрей Вячеславович, ну что нам теперь с ним делать?
- Да ничего... Продезинфицировался-таки... вот чтоб его... Точнее.. давайте-ка его уже сразу под рентген и на трансплантацию быстренько, пока не развезло. Некогда уже нам с экспресс-анализатором заниматься, а я пока его кровь и ДНК с "Сириуса" запрошу, ведь брали же перед полётом анализы.
Скомандовав, заведующий подошёл к телекону и принялся набивать на клавиатуре электронный запрос в базу данных "Сириуса".
Ассистент с Мартыновым вошли в комнату "X-R", на табло засияло - "ЗАНЯТО" затем, выйдя, вошли в дверь с надписью "0-Т". Наддверные надписи на дисплеях при этом поочерёдно и быстро менялись в цветах: над дверью "X-R" "ЗАНЯТО" погасло, загорелось "СВОБОДНО", над "0-Т" - зелёная "СВОБОДНО" поменялась на красную "ЗАНЯТО".

Входная дверь радиологической лаборатории распахнулась настежь. В комнату вбежала невысокая, коренастая, плотного телосложения женщина в оранжевом техническом комбинезоне и с ведром в руке, из которого таращилась недоумевающая кошачья морда.
Сделав пару попыток продвинуться далее в какую бы то ни было сторону, женщина вдруг увидела свернувшееся на кушетке калачиком голое мужское тело и, отбросив ведро, устремилась к нему. Вывалившийся из ведра лохматый кот опрометью с испугу спрятался под стол.
- Он... Чуяло моё сердце... Я так и знала, что добром это не закончится!
Выкрикнув последнюю фразу с грозным надрывом, женщина одним рывком перевернула дремлющего Бахметова на спину и тут же резко отпрянула на шаг в сторону.
- Не он!
- Вы... Вы жена сантехника Мартынова? - слегка ошалевший от стремительности событий и грома падающего ведра, спросил заведующий.
- Да! Он мне звонил. Где Гриша? Где он?
- Да не волнуйтесь вы так, Нина... Как вас по отчеству?
- Степановна я... Где Гриша? Я вас спрашиваю... Что с ним? Он мне звонил, чтобы срочно... А я вот за этим зверёнышем по этажу гонялась, аж взмокла вся.
Нина Степановна, круто нагнувшись, заглянула под стол и позвала кота: "кис, кис, кис..." Кот сидел, прижавшись к ножке стола, и не трогался с места.
- Так что вы с Григорием сделали? Опять куда-то заслать хотите? - из той же позы продолжала вопрошать жена сантехника Мартынова. - Или уже... А этот что у вас тут загорает? Нундист страмной... Или цельного нового вылепили? Что ж такого хилого-то? Вы б лучше от Григория мого сколонировали... Вот уж мужик, так мужик! А этот что? Ни взять, ни дать... Ки-ис... кис...
- С Григорием вашим всё нормально. Он сейчас вон там... - заведующий указал на дверь с табличкой "0-Т", - готовится к цааноплантации.
Нина Степановна тут же отвлеклась от заигрывания со зверёнышем и ринулась было к двери, но заведующий преградил ей собой путь и продолжил:
- Нет! Нет... Нина Степановна, осторожней. Видите надпись "занято" светится, туда сейчас никак нельзя. Вот когда погаснет вот тогда...
Жена сантехника прервала заведующего на полуслове:
- Знаю я ваши "занято", вот и он мне по телефону говорил, что "цаано..." какую-то хотят из под него, чтоб человечество спасти, а мне он самой ещё нужен и целиком!
- Видите ли, Нина... Нина Степановна, дело в том, что вот этот, как вы сказали нудист, никакой ни нудист на самом деле, а инженер изобретатель и придумал он аппарат, который и спасёт всё человечество, а супруг ваш, ну... скажем, добровольно вызвался ради спасения человечества провести первое испытание на себе. Разве это не подвиг с его стороны?! Да Мартынов ваш просто герой нашей эпохи!
- Мне ваши "спасения" не нужны! Мне Григорий нужен и целёхонький, а не "герой эпохи" заморенный. И чтоб есть чтобы было на столе и поболе... А то вот в прошлом разе заслали его на Сириус, а он все командировочные там же и промотал. А мне тут зубы делали новые... А мне диета особенная нужна была, чтоб вставные прижились... А он себя космонавтом возомнил... А меня ни в грош ни ста-авил...
Тут Степановна, видимо вспомнив космические приключения мужа, зашмыгала носом и, достав из рыжего комбинезона платок, смачно высморкалась и утёрла слезу с глаз.
До селе молчавший на кушетке, но уже полностью пришедший в себя Бахметов, выслушав диалог и выстроив, наконец-то, примерную картину произошедших событий за время своего некоторого отсутствия, не звучно так заговорил:
- Одежонка моя где? Ах да... помню, помню. А вы зря гражданка так нервничаете. Мой трансцааноплантатор не имеет ещё аналогов в мире! А перспективы перед человечеством откроются великие... Вот вы говорите, мол, чтобы было "что есть на столе", а чем это всё есть, то, что есть... Неужели не есть проблема всех человеков?! - Слегка зарапортовавшись своим же словесным каламбуром, подвёл-таки итог сказанному Бахметов и почувствовал при этом мощный прилив гордости в своём обнаженном теле.
В это же самое время, войдя с ассистентом в комнату "нуль-трансплантации", а именно так расшифровывалась надпись "0-Т" на двери, Мартынов увидел стоящее посредине комнаты обыкновенное стоматологическое кресло, но увешанное всякими проводами и датчиками, и окруженное хитроумными электронными приборами и экранами.
- Это что... зубы будем лечить? - спросил он у ассистента и продолжил: - А у меня все оставшиеся зубы крепкие! Нехватат правда некоторых, что ещё в молодости отцом убранные, но это ж в воспитательных целях... А так хошь орехи... хошь гайки ими прикручиваю. Вон, помню, "газовый" второй номер уронил в сливной люк... Так не лезть же за ним туда... дык, я трубу так зубами и попридержал, пока напарник сгон привёртывал. Не нада мене сверлить их! Это лишне...
- Да не суетитесь вы, милейший, - прервав рассуждения Мартынова, вставил ассистент, - ни кто вам сверлить их не будет. Это цааноплантатор! Изобретение наше новое и есть. Смотрел "Шпионские страсти"? Так вот там у них в прошлых веках об этом только фантазии и снимали... а мы теперь это всё в жизнь воплотить можем!
- Какие, такие ещё "шпионские"... Я наш... Землянин я! И ни в какие шпионы не пойду! Анкету портить... ёщё чего?!
- Да мы вас в шпионы и не пророчим, - с лёгкой иронией заметил старший ассистент, окинув взглядом Мартынова и, видимо, мысленно прикидывая на какую бы планету его можно было бы забросить резидентом. - Мы вам недостающие ваши зубы сейчас выращивать начнём. Точнее... они сами прорастут со временем, где нехватка оных обнаружится. Прибор наш новый на эти деяния и настроен. А у древних это там только в фантастических байках всё было... И только вот им и оставалось, что про это кино снимать... Или же вы боитесь?
- Ты что... Док... В своём уме ли? Или тож пригубил что ль... пока мне дизфекцию нацеживал? Чтоб Мартыновы чего боялись?! А то я те тут такие "страсти" ща вырисую, что ток на фантазию и сгодишься... а ну давай запускай свой зубовыращиватель! - раззадорившись, произнёс Мартынов и, стянув с себя халат с красным крестом, голышом плюхнулся в кресло.
После этих решительных действий сантехника Мартынова, Афанасич вдруг резко вспомнил, что ещё не были взяты все нужные анализы, и что не мешало бы, наконец-то, подключить к эксперименту и основной исследовательский состав в лице заведующего и очнувшегося инженера.
Дверь с табличкой "0-Т" открылась, надпись "ЗАНЯТО" сменилась на "СВОБОДНО". Все присутствующие повернулись в сторону распахнувшейся двери. Их взору открылась впечатляющая картина с блаженно раскинувшимся в кресле обнаженным сантехником Мартыновым.
Жена с возгласами: "Гриша! Живой!" - бросилась с объятьями к мужу.
- Андрей Вячеславович, а анализ же мочи ещё нужен, - обратился к заведующему, вышедший из комнаты и слегка вспотевший старший ассистент.
- Ах, да! Спасибо, голубчик, спасибо! Чуть было не забыл... А баночку... А что... баночка-то у нас под анализ есть?
Нина Степановна продолжая висеть на шее у мужа, пошарив по карману комбинезона, вынула чуть смятую пластиковую баночку из-под йогурта.
- Вот! - сказала она с удовлетворением, что тоже вносит свой посильный вклад, и протянула баночку заведующему. - А ты, Гриша, позавтракал? Я тебе там, в чемодане... навернула же...
- Не-е ещё... Они меня тут вот сразу же после прокачки в оборот и взяли...
- Не завтракали... вот и славненько! Афанасич, сполосни-ка эту баночку, раз другой нет... - обрадовано сказал заведующий. - И хорошо, что не завтракали, мочу натощак лучше! Спирт, правда... Но эту-то формулу мы запросто вычтем... известная! - с ухмылкой подвёл итог заведующий.
- Что - "спирт"?! Опять нажрался... Ну сколько ты меня будешь мучить? - отпрянув от голого и сразу же с виду вдруг очень беспомощного тела мужа, подбоченившись и грозно глядя ему в глаза, произнесла Нина Степановна.
- Да это мы ему... Совсем капельку, ему... для дезинфекции, так сказать... Для чистоты данных, чтобы какая ошибка не вкралась, - вступился, исправляя допущенную ошибку, догадливый руководитель эксперимента.
- А-а-а... Ну, если для дела... и капельку... - уже снисходительно пролепетала жена сантехника и приняла дружелюбную позу.
Сантехник Мартынов, взяв из руки Афанасича баночку из-под йогурта, и, видимо, с радости и воспрянув от нападок жены, хотел, уже было наполнить ёмкость анализом не сходя с места, но все-таки на всякий случай сначала спросил как бы обращаясь ко всем присутствующим:
- Что, прям здесь?
- Нет-нет, что вы! Здесь, рядом, туалет и уже работает... или забыли? - очень вовремя оповестил старший ассистент. - Прошу...
Мартынов будто сорвался с кресла. Надпись над дверью "00" поменялась на "ЗАНЯТО". Через мгновение надпись над двумя нулями вновь вспыхнула зелёным - "СВОБОДНО".
Появившийся Мартынов, крепко удерживая в руке баночку с анализом, громко оповестил всех присутствующих:
- Вот! - произнёс он с гордостью и протянул Афанасичу до краёв наполненную и чуть ли не расплескивающуюся содержимым баночку.
- Скоренько, однако, вы... - сказав это, Афанасич взял баночку и, подойдя к экспресс-анализатору, осторожно слил содержимое ёмкости в анализосборник электронного агрегата.
- Дык... мы, Мартыновы, все скорые на подъем. - Подтвердив догадку ассистента, сантехник Мартынов встряхнулся, как бы освободив себя от последних капель анализа, и шустренько вновь устроился поудобнее в кресле.
- Та-ак! Уважаемые коллеги и гости, прошу выйти лишних из комнаты, а мы с инженером нашим, так сказать изобретаем, начинаем эксперимент, - громко и повелительно произнёс заведующий.
После этих слов Бахметов сразу же принялся прилаживать датчики и электроды к сантехнику Мартынову, сам же заведующий занялся настройкой контрольных приборов. Афанасич взял Нину Степановну под руку, и они вместе вышли из комнаты. Дверь закрылась.
На дисплее загорелась красная надпись "ЗАНЯТО". Нуль-трансплантация началась.

- Аа-х ужасть-то... хоть бы обошлось всё, - начала тут же причитать, выйдя за дверь, жена сантехника. - А-а-а... может быть, я там нужна? Ведь он сказал "гости", а я всё-таки жена! - с неким сомнением в голосе, но уже шепотом, продолжала Нина Степановна, поглядывая через плечо на дверь.
- Женой вы будете, когда ваш Гриша выйдет оттуда. А сейчас мы с вами пока только лишь гости на этом празднике жизни, - успокоил её старший ассистент Афанасич.
Они так и прошлись вместе вокруг стола по комнате, держась под руку и как бы прогуливаясь. Затем присев на кушетку, принялись терпеливо ожидать окончания эксперимента.

продолжение ------>

Реклама
Сантехадмин
Сообщения: 7199
Зарегистрирован: 23.12.2006
Откуда: Россия, Москва
Возраст: 47
Контактная информация:

#2 Судьба сантехника Мартынова продолжение

Сообщение »

Открылась дверь "0-Т". Из комнаты вышел заведующий, за ним следом вышли Бахметов и облачившийся в халат с красным крестом на груди, сантехник Мартынов. Над комнатой загорается надпись "СВОБОДНО".
Заведующий, подошёл к столу с экспресс-анализатором и потирая руки, произнёс:
- Ну-у, вот и славненько! Нуте-с, посмотрим-ка, что у нас тут теперь... Григорий, наш так сказать, победитель... идите-ка, голубчик, сюда скоренько. Теперь-то вот кровушку вашу проверить нужно обязательно.
- Жив! Жив, родимый... целёхонький! Ну слава тебе... - всхлипывая от счастья и продолжая причитать, Нина Степановна бросилась к мужу на шею.
Заведующий, с блаженной улыбкой на лице, нежно отстраняя супругу от сантехника Мартынова, подвёл его за руку к столу с прибором.
Экспресс-анализатор всосавшись как пиявка своим щупом в палец Мартынова и заурчав насосом, потянул по своим силиконовым капиллярам кровь исследуемого и тут же на графическом дисплее начал вычерчивать какие-то хитроумные формулы и линии.
Шум работающей аппаратуры двадцать второго века ласкал слух врачей-исследователей. Монитор последовательно вырисовывал спираль ДНК испытуемого.
- Та-ак, батенька! Ну а теперь переодеваемся и, так... минуток через пяток, дугой... под рентген его, Афанасич... так сказать, будем ждать новых поступлений. - Сказав это, заведующий уселся за компьютер расположенный на дополнительно выдвигающейся консоли стола, близь основного блока экспресс-анализатора.
Афанасич, опёршись о стол, склонился над руководителем и искоса бросал взгляд на монитор. Бахметов, явно слегка нервничая, выписывал круги по комнате.
- Да не суетитесь вы так... - обращаясь к Бахметову произнесла Нина Степановна. - Вон мой Гришенька весь жив, здровёхонек... и вам того же... Всё, глядишь, и устроится... - с ласкающим тоном в голосе, сказала супруга сантехника, и заботливо принялась, помогая мужу, застегивать пуговицы на его чёрном халате.
- Потрясающе! - сотрясая воздух, торжественно выкрикнул заведующий. - Потрясающе!
Афанасич протер лоб и, склонившись ближе к экрану монитора, задумчиво произнёс:
- А может, обойдётся ещё...
- Да-нет! Что вы, голубчик... просто потрясающий результат! - всё так же торжественно оповестил всех присутствующих заведующий и обратился к Мартынову:
- Редчайший случай в истории медицины! У вас дети есть?
- У мее-ня... у меня сын Вовка. Если он опять чего натворил, так я ему... Тож ведь в строгости держу оболтуса!
- Сын у нас... - вторила в такт и жена.
- Больше у вас детей не будет! По крайней мере, от вашей жены, - как бы несколько сожалея, но всё с тем же задором заявил заведующий.
- От вашей, что ли, будут? - ничего пока не понимая, удручённо спросил Мартынов.
- Да что ж это, батеньки святы... что ж твориться-то... - сначала тихо и настороженно произнесла жена сантехника, затем с нескрываемым испугом отстранившись от мужа набросилась на фланирующего по комнате Бахметова. Схватила его за плечи, встряхнула и с надрывом в голосе спросила:
- Да что ж это, голубчик... что вы с ним там сделали-то? Беда-то, какая, на мою голову... - уже навзрыд голося, она со слезами на глазах уткнулась в плечо инженера.
- Успокойтесь... Да успокойтесь вы, Нина... Нина Степановна, - сказал ей Бахметов и вновь усадил на кушетку. - Всё ещё возможно образуется...
Однако меж тем, начиная осознавать ситуацию вышедшую за рамки предполагаемых ожиданий от эксперимента, инженер-изобретатель осторожно отошёл от жены сантехника и, видимо, решив, что пора собирать манатки и уносить ноги, скрылся в комнате "0-Т". Надпись над дверью сменяется на "ЗАНЯТО".
- Ни от какой не будет. Мое предположение подтвердилось! Вы знаете, что в каждом организме определенного вида все клетки имеют одинаковый по числу набор хромосом? Это число называется соматическим... - не замечая ничего происходящего вокруг, увлечённо продолжал вещать заведующий уткнувшись в монитор.
Старший ассистент, улавливал всё происходящее со слегка приоткрытым ртом, и всё внимательней вглядывался в глаза своего руководителя. Заведующий лаборатории, продолжал вещать научные постулаты:
- У мухи-дрозофилы это число равно восьми, четыре пары хромосом в каждой клетке. У некоторых ракообразных соматическое число - около двухсот. У Homo sapiens оно равно сорока шести, по двадцать три пары хромосом в каждой клетке...
- Сантехники мы... отец мой, Антон Пол-и-карпович, сантехник, дед Пол-икарп... Вы из-извините, дох-хтур, я со вчерашнего вечера ни-и-чо не ел... - вдруг заикаясь, начал было как бы оправдываясь пояснять Мартынов.
- Я тебе там навернула, Гри-иша... в чемоданчике, там... - протяжно всхлипывая, оповестила жена о приготовленном завтраке.
Заведующий не унимался:
- Как я и предполагал, в результате воздействия жёсткого излучения на вашу схему, цааноплантатор материализовал вас с изменённым соматическим числом. Оно равно теперь сорока двум...
- Доктор, я и в волейбол теперь что... не смогу играть? Я от нашего НИИ в первенстве играю... - глубокомысленно поинтересовался Мартынов, как бы вдруг вернувшись из какого-то небытия.
- Э-э-э... противопоказания к подвижному образу жизни я не вижу. Хуже дело с продолжением, так сказать, рода. Полноценное, знаете ли, потомство рождается только у пар с одинаковым соматическим числом. У особ э-э-э... женского пола Homo sapiens, как и у всех людей, это число равно сорока шести, а в вашем случае... - заведующий, пощёлкивая пальцами, указал ассистенту на справочник. Афанасич подал книгу. Андрей Вячеславович, листая, продолжил:
- Вот, сорок две хромосомы... так-так-так... сейчас-сейчас... Вот Lamna nasiis, атлантическая сельдевая акула или акула обыкновенная... Х-м-м... вы можете оплодотворить акулу! Э-э-э... у этих акул тонкие гладкие зубы имеют гладкие края и дополнительные зубчики у основания, но это мы ещё всё проверим... там... - не отрывая взгляда от книги, заведующий указал на дверь с табличкой "Х-R".
- Гри-и-ша-а... О-они все с ума сошли ту-ут... - сидя рядом с мужем на кушетке и тихо всхлипывая, продолжала стонать супруга.
- Кис, кис, кис... - Мартынов машинально подозвал слонявшегося меж ног кота. Поднял его и, усадив на колени, погладил и скомандовал жене:
- Да угомонись же ты, наконец, женщина!
Заведующий, не вникая в диалог супругов, листая справочник, продолжал:
- Вот! И, кстати... ещё вам подойдут и кошачьи... Тигры, понятное дело, вас к себе не подпустят, а вот Felis vulgaris... скажите, а не чувствуете ли вы тягу к этой кошке, так сказать, в соответствующем смысле? - заискивающе глядя исподлобья на Мартынова, вдруг спросил он.
- Ни в каких смыслах не чувствую! - резко ответил Мартынов и с отвращением отшвырнул зверя. - А ты заткнись тут... - грозно окрикнул он в сторону жены и, приподняв вверх указательный палец, завершил свою мысль:
- Тут вот цельный "ламнанасис атлантический" с дополнительными зубчатками у основания светит. Вот ужо прихвачу, так прихвачу... Теперь... зубами-то! - сказав это, он засунул указательный палец себе в рот и ощупал всё в нём содержимое.
- Правильно... Что нет тяги... это - самец. Пшёл вон! - вставил ассистент Афанасич и, отпугнув кота, обратился к заведующему:
- А может... всё-таки подберём что-нибудь более подходящее?
Заведующий, листая справочник, строка за строкой, увлеченно продолжал перебирать братьев наших меньших:
"Цапля болотная, жираф, некоторые виды антарктических пингвинов..."
- А-а, можэ, я пока... вон туда зайду? - спросил Мартынов и указал мокрым пальцем в сторону двери с двумя нулями.
- Да, да, конечно... - кратко бросил в ответ заведующий, и продолжил свои поиски: "Бабочка-капустница... Кенгуру... Пятнистый питон..."
Сантехник Мартынов прошёлся неспешно по комнате, вновь выискивая что-то пальцем в своём рту. Подошёл к двери с табличкой "00", остановился. Кинул взгляд на табло с надписью "СВОБОДНО", о чём-то задумался и, вдруг резко развернувшись, вернулся обратно и присел на край кушетки рядом с женой.
- Нина это я, твой Гриша... успокойся, всё в порядке. Там, понимаешь... - он, кивнув головой, указал взглядом на комнату "0-Т" с высвечивающейся зловеще-красной надписью "ЗАНЯТО". - Оказывается, мне там число переменили...
- Какое, такое ещё число? - переспросила она, бросив на мужа жалостный взгляд.
- Хромно-сомны в клетку какие-то другие сунули... Так что у нас теперь того... детей других не будет. Доктор сказал, от кошки можно...
- Я-а-а... что-о тебе кошка, что ль какая, теперь? Ой, батюшки-ии... - ещё пуще заголосила Степановна.
- Да не ты, дура! Это мне можно... Не плачь... не плачь, говорю! Я ж не собираюсь с кошкой... Ещё, говорит, от акулы... а она, интересно, икрой метает, или как?
- Я-а-а ж тебе-е с икрой бутербродик наверну-ула... та-ам в чемоданчике... Зачем тебе, ещё и с аку-улой связываться... - всхлипывая, вторила жена, но тут вдруг сделала паузу и укоризненно произнесла: - А ты, небось, так ничего и не съел, окаянный! Вот тебя и тянет на всякую нечисть.
- Да нет же, дура... Да не надо мне икры акульей, я тебя одну люблю, Нина... одним словом, зубы мне бы ток от акулы! А то вон, последние, совсем гайками тогда попротёр, - подвёл итог сказанному Мартынов и, состроив оскал, показал свои зубы жене.
Заведующий лабораторией наконец-то закрыл справочник и, обратившись в сторону супругов Мартыновых, удручённо сделал вывод:
- Нет, с таким числом ничего путного кроме Lamna nasiis не подобрать... Ума не приложу, что же нам с вами делать, уважаемые? Видимо... Все же придётся довольствоваться одним наследником. Но главное, что хоть с зубами!
Наступила вынужденная пауза задумчивого молчания всех заинтересованных сторон.
Тишину прервал раздавшийся телефонный звонок. Старший ассистент поднял трубку: "Алло. Да, да..."
Присутствующие в комнате устремили взгляд на говорящего по телефону старшего ассистента.
- Это из проекта "Сириус", - отстранив трубку от уха, пояснил им Афанасич. - "Слушаю вас... Да, он здесь... Так, понятно... Нет-нет, совершенно здоров... Есть кое-что, но к работе противопоказаний нет, работать может... Да, я передам... До свиданья!" - закончив разговор и положив трубку, Афанасич обратился к Мартынову:
- На Сириусе потекло, вас опять вызывают.
- Гриша, я никуда тебя не пущу. Хватит с нас, - кратко всхлипнула жена и обняла мужа за шею.
- Какой, такой, ещё "Сириус"?! - встрепенулся заведующий, - мы ещё здесь не закончили. Хотя... Постойте-постойте, а что если нам попробовать... Э-э-э... одну минутку, я сейчас посмотрю. - Заведующий что-то пощёлкав на клавиатуре и пронзительно взглянув на экран монитора с вращающейся молекулой ДНК, громогласно озвучил мысль:
- Да! Нужно повторить эксперимент! По всему... новая порция излучения вернёт недостающие хромосомы!
- Нет уж, дудки! - Мартынов отпрянул от жены и протянул крутой кукиш в сторону главенствующей диспозиции. - Доиграемся мы тут с вашим зубовыращивателем... тудыть-растудыть! И так уже на жену смотреть не могу, а так и вовсе... хотя, если дизфекция ещё будет... можно и повторить.
- Что это значит - "и вовсе"?! - угрожающе озабочено, встряла в разговор жена.
- А ты бы помолчала уже, "гомно-цаплиес"! Мы теперь к разным видам относимся... Или не слышишь, что наука вещает?! "Хромно-сомны" нужно править! - Взбодрившись, видимо, собственной мыслью о повторной спиртовой дезинфекции, ответил ей супруг и, обратившись к заведующему, добавил, кивнув в сторону кабинета с креслом: - А там вон... Занято.
В тот же самый момент дверь комнаты "0-Т" открылась, и на пороге появился инженер Бахметов с дерматиновым чемоданом в руке. Красная надпись погасла. Дисплейное табло над дверью высветило зелёными буквами - "СВОБОДНО".

Инженер среднего звена пригородной "ЦМС" Сергей Бахметов, без малого тридцать лет своей сознательной жизни, посвятил созданию цааноплантатора.
Собственных зубов у него уже давно не было, но зато была воплощённая в нашпигованный чипами металл идея по возобновлению утраченного. Само же хирургически тонко смонтированное устройство предусматривало, по средствам забора биопроб и анализов у индивидуума, применяя гамма-излучение и препараты Д-класса, вызвать нужный эволюционный параллакс в биомассе Z-32, дав тем самым, толчок к воссозданию утраченного органа. Прибор, конечно же, и вопреки всем запретам партии зелёных неоднократно тестировался на хвостатых грызунах, усердно отлавливаемых на Центральной Мусороперерабатывающей Станции и, однажды, даже был привлечён к эксперименту и блудный пёс, но существа высшей эволюционной ступени развития доселе участия в экспериментах не принимали.
Полученные же данные от воздействия биотрансгаммаизлучения на сантехника Мартынова, выданные по завершении экспресс-анализатором, с точки зрения науки, безусловно, несли некую ошеломляющую информацию, но все же никак не вписывались в установленные изобретателем рамки.
- Э-э-э... И куда это вы собрались, батенька? - окрикнул заведующий, на минуту замешкавшегося в дверях Бахметова. - Нет, нет, нет... мы еще ничего не закончили. Или вы что... уже ли, на попятную? А как же... так сказать, идея о спасении человечества?
- Стой! Куда... - окрикнул вдруг Бахметова и сантехник Мартынов. - И чемодан в зад вертай, и сам вон, того... лучше иди... подумай, - закончил свою мысль Мартынов, и при этом указал на дверь с табличкой "00".
Бахметов от неожиданности нападок замер, так и не успев двинуться дальше. Ноги его слегка подкосились и он, опёршись на дверной косяк, принял довольно-таки жалостный вид. Тут же угрожающе встрепенулось и тело в оранжевом комбинезоне:
- Да, уж стой уж, негодник! Напакостил и в кусты?! Грише теперь моему пророчат только с котами да жирафами семью заводить... а мне хоть в петлю лезь?! С Вовкой оболтусом, одной прикажете заниматься?! Батю-ушки-и... - вдруг неожиданно опять запричитала жена сантехника. - Ужели все доктора... ничего и придумать и не мо-у-гут...
- Уже придумал, Нина Степановна, уже придумал! Я думаю, надо подвергнуть вашего супруга повторной цааноплантации. Хотя, вот что... - заведующий на мгновение погрузился в размышления, - инженер побудет, безусловно, с нами. Еще пригодится! А вас, товарищ Мартынов, мы сейчас для начала проведём через курс лечения ультракоротковолновым излучателем...
- А диагноз? - поинтересовался у руководителя Афанасич.
- Ди-а-гноз..?!. Изменение числа хромосом - вот такой будет диагноз, коллега!
- А не хватит ли с меня излучений-то ваших? - вмешался в диалог решавших его судьбу специалистов, Мартынов. - Ещё чего-нибудь выйдет из строя и...- Мартынов задумался, оглядел себя и остановил свой взор на позиции чуть ниже пояса, - ...и я в волейбол играть не смогу тогда уж точно.
- Ну-ну, не надо сгущать краски, Григорий. Вероятность облучения крайне мала, а уж вторичного и подавно... - сказал, и погрузился в дальнейшие раздумья заведующий.
- Сможешь, Гриша, сможешь! Мы будем бороться вместе! Пусть доктор уже скорей вернёт тебя ко мне. Пусть уж хоть чего делает, но чтобы ты опять мой был! - подбодрила супруга с надеждой в голосе жена.
- Излучатель настроен! Мощность - двадцать милливатт, - тут же оповестил проворный старший ассистент Афанасич, настроив прибор располагавшийся за развёрнутой ширмой.
Андрей Вячеславович предложил Мартынову снять на время халат и провёл его, слегка всё же сопротивляющегося, под руку за ширму.
- Григорий, Нина Степановна, не беспокойтесь! Хуже не будет уже, а выздоровление может и наступить. Я тоже думаю, надо рискнуть, а... - выглянув из-за ширмы, вопрошающе произнёс Афанасич, и обратился к заведующему: - а мощности-то хватит?
- Должно... этого должно хватить... все готовы? Григорий, вы готовы?
- Я ко всему готов, но вот... зарадиоблучения-бы, чего принять сначал...
- Это пока лишнее. Начинаем!
- Гриша! Я буду ждать тебя!
Затем некоторое время двое в белых халатах и сантехник Мартынов чем-то копошились за ширмой, но вскоре притихли.
Все три надписи над дверьми мирно высвечивали "СВОБОДНО". Вторая половина дня сгущала в лаборатории летнюю духоту, влажность была высокой, стрела барометра выползала на отметку - "Гроза".
Бахметов в молчаливом и послушном ожидании так и стоял у дверей с табличками, затем он неспешно прошёлся и, осторожно приблизившись к кушетке с сидящей на ней Ниной Степановной, тоже присел на край. Оба с настороженным нетерпением всматривались в угол комнаты перегороженный ширмой. Время, сулившее выздоровлением спасителю "Сириуса" и сохранением семейства, не очень спешило двигаться вперёд.
Первым из-за ширмы появился руководитель. Написав на небольшом листе несколько: римских, арабских и совершенно неизвестной национальности цифр, заведующий задумчиво подошел к центральному пульту и начал что-то набирать на клавиатуре. Экспресс-анализатор вновь заурчал свою электронную мелодию.
Затем появился ассистент Афанасич и, как бы вытянул за собой из-под ширмы, поддерживаемое под руки обмякшее тело сантехника Мартынова, радостно заговорил:
- Ну вот! Вот и славненько! Андрей Вячеславович, может распорядиться нашему герою для радиационной дезинфекции, так сказать... - обратившись с вопросом к своему руководителю, но и не дожидаясь ответа, Афанасич, мимоходом зацепив стакан со стола, направился к качалке с бутылью со спиртом.
Слегка приободрившийся от услышанного Мартынов, хоть и не совсем уверенно, но всё же очень самостоятельно обернул себя халатом и осторожной поступью тоже направился к столу.
- Он! Гриша! Опять жив! - радостно вскрикнула Нина Степановна и, привстав с кушетки, с распростёртым объятием продолжила. - Гриша! Как ты себя чувствуешь? Посмотри на меня. Правда, я стала тебе немного ближе, а...?
- Вроде... - По всему, ещё не осознавая, что же в нём поменялось и в какую сторону, супруг всё-таки подтвердил догадку жены. Но взор его был явно устремлён не на неё. - Немного ближе. Самую малость...
- Что? - переспросил, обернувшись к Мартынову Афанасич, аккуратно нацеживавший из бутыли спирт.
- Нет-нет, это я не вам. Там как положено всё... Дисфекция, знаете ли... организм требует, чтобы всё в норме было. До краёв!
- А-а-х! Да что ж это такое?! - вновь подбоченившись всколыхнулась супруга, - это что ж вы его спаиваете-то мне?!
- Так нужно! Для дела так нужно... Вам же говорили уже, уважаемая, "для чистоты данных", так сказать... И радиационной защиты, - многозначно произнёс старший ассистент и, передав наполненный спиртом стакан Мартынову, продолжил: - Вот сами видите, что он уже выздоравливает, а вот сейчас продезинфицируется и вовсе весь ваш, Григорий... Как новенький будет!
- А-а-а... ну ежели так, то тогда ладно уж... Пускай уж окончательно выздоравливает.
- Не-ее расплескай, академик! Э-э-х... тудыть, твою мать, растудыть! - Григорий, взяв стакан, быстро опрокинул стакан в рот и вновь одним глотком проводил содержимое в желудок. - У-у-х! Хорош же... за-ра-за!
Нина Степановна внимательно вглядывалась в возвращающееся семейное счастье. Мартынов поправил халат и, уверенной походкой подойдя к жене, супруги уселись на кушетку в ожидании заключения врача и окончательного решения.
- Ну-тес, ну-у... Вы только посмотрите. Любопытнейший случай, я вам скажу. Генетический парадокс! Сегодня же сажусь писать статью, - заведующий отстранился от монитора, дав возможность Афанасичу внимательней взглянуть на экран. - А вы, милейший, баночку и на анализ снова вот, пожалуйста, сюда... - Воспользовавшись паузой, заведующий командным жестом указал Мартынову на среднюю дверь.
- Только бы всё обошлось! - вставив напутственные слова, но всё ещё с некой тревогой во взгляде, супруга проводила мужа в комнату с двумя нулями.
- Обошлось, обошлось уже... - парировал напутствие старший ассистент и обратился к заведующему:
- А хватило ли мощности?
- Надеюсь! Надеюсь, коллега.
Григорий Мартынов скрылся в туалете. На дверях засияло "ЗАНЯТО". Через минуту сантехник вышел с наполненной анализом баночкой. Все три дисплея над дверьми вновь зазеленели - "СВОБОДНО". Вода со сливного бочка шелестела за закрытой дверью лихо-уносящимся потоком.
- А-а-а! Какого... журчит как, Ниагара! - воскликнул, оглянувшись на дверь "00", довольный своей недавно проделанной работой Мартынов и протянул баночку из-под йогурта, наполненную извлечённым из себя анализом, старшему ассистенту.
- Можете ведь когда захотите... - Неизвестно какое именно действие сантехника, похвалив, Афанасич взял баночку и со словами: "эх, не расплескать бы", слил содержимое в воронкообразный анализоприёмник экспресс-анализатора.
- А-то! Не в двадцатом веке, небось... живём-то. Научились и мы трубы прокачивать! Закончу тут с зубами вашими и в космос... на Сириус! - гордо выдал Мартынов и затем: обтряхнул рукой обшлага халата, поправил воротник, заложил руку за спину и замер в позе Наполеона.
Врачи ещё несколько покопошившись у консоли экспресс-анализатора, наконец-то оба отпрянули от монитора.
- Нет! Никаких изменений нет! Наверное, мощности не хватило... - подал первым голос Афанасич.
- Ну-ка, я это дело ещё для контроля и под мезонный микроскоп... - сказал заведующий, и перевёл взгляд на рядом стоящий прибор. - Т-а-а-к... так-так-так... Что такое?! Тут сорок шесть, как и положено... А ну-ка, первый образец... Та-ак... и там сорок шесть! В чём же дело? - заведующий сделал некоторую паузу огляделся и, вдруг вскочив, взорвался гневом: - Ах ты, подлец! Ах ты, мерзавец! Ах, скотина неучёная!!! Н-у-у, студент... недоросль... Ну, я тебе задам! Невтерпеж ему было, видите ли... да вы только поглядите сюда... - Руководитель эксперимента стал тыкать пальцем, указывая в глубины анализоприёмного штуцера. - Вы представляете...Оказывается, этот паршивец Васька вчера нагадил в экспресс-анализатор! Ну не мерзавец ли... вот я и насчитал сорок две кошачьи хромосомы! Так что у вас, товарищ вы наш, Григорий Мартынов, всё было и есть в полном порядке! А вот у нас, стало быть, всё... всё прахом! Весь наш эксперимент... коту под хвост!
С последними словами заведующий подловил мыском ботинка устроившегося рядом со столом кота и с гневом отшвырнул его в сторону двери. Кот взвизгнул и проскользил распластавшись по полу через всю комнату. В лаборатории на некоторое время воцарилась полная тишина.
- А-а-а... Как же так?! Как это... а зубы? - первым подал голос Мартынов и стал нервно шорохаться указательным пальцем за щеками. - Дык... шо-ш это... Мнэ и нэ вы-дать тэ-пэрь и новых жу-бов?!
- Вот и хорошо, Гришенька, что не видать... вот и хорошо, что не получилось. Мой ты, Гришенька! Всегда мой... И ни с какой акулой, и ни с кошкой жить не будешь больше... Пойдём, Гриша. Поёдём! Я тебя на Сириус соберу. И что получше приготовлю. И не стану я тебе больше с икрой бутерброды навёртывать, раз не любишь теперь рыбу. Пойдём... - Нина Степановна встала с кушетки, подняла ведро, обхватила мужа и с нескрываемой радостью на лице прильнула к супругу.
Выслушав заключительную речь заведующего, инженер Бахметов тихо встал, взял дерматиновый чемодан, открыл дверь и, за опрометью выбежавшим в коридор котом, вышел из лаборатории.
Затем он достал из бокового кармана пиджака карту города и, мысленно вычерчивая схему своего движения, к какому бы то ни было следующему именитому заведению, не глядя под свои слегка заплетающиеся ноги, неспешно побрёл к выходу.
Супруги Мартыновы следом протиснулись в дверной проём и в обнимку пошли по коридору. О чем-то беседуя, о своём:
- Вот видишь, Нина... в любом деле главное - вовремя дерьмо вычистить! Позови они меня на день раньше... И я бы сейчас с зубами был, и ты... И чтоб вообще они без нас делали... и здесь со своими хромно-сомнами, и там - на Сириусе... Сантехники мы везде - самые главные! Оттого-то и отец мой Антон Поликарпович, сантехник, и дед Поликарп...
- Гриша! Мы опять вместе, опять... Кис, кис, кис...
Голоса Мартыновых удалялись, стихали и таяли в полумраке вслед за чёрно-оранжевым слившемся в едино силуэтом, пустынного институтского коридора. Вечерело.

Август, 2004

Веня

#3 Рассказ про сантехника

Сообщение »

Еле прочитал. Не плохой рассказ, но всё же на 1 раз

Аватара пользователя
Сантехник-профи
Сообщения: 1589
Зарегистрирован: 13.12.2007
Откуда: Вятка
Контактная информация:

#4

Сообщение »

Млят, даже не стал читать, нельзя все это полаконичней выразить???


Новая тема Ответить

Вернуться в «Приколы, анекдоты и рассказы про сантехников»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей